Сделать домашней|Добавить в избранное

Учись аккомпанировать на гитаре - Часть 8

— Запомню.

— Итак, раз в скрипичном ключе на 2-й ли­нейке находится нота соль, то остальные зву­ки записать совсем просто.


Разрешите, я сам попробую:

— Возможно, ты знаешь, что названия зву­ков взяты из средневекового церковного гим­на, где ре, ми, фа и т, д.—начальные слоги его строк.

— Интересно, а я и не знал. Вы говорили, что октава, например, от до до до, разбита на 12 полутонов, а на нотоносце изображено не 12, а 8 нот. На рояле это только белые клавиши,

— Совершенно верно. Чтобы изобразить остальные звуки, используют так называемые знаки альтерации — диезы к бемоли, выстав­ляемые перед нотами или в ключе. Это знаки повышения или понижения высоты звука на полтона. Ты, конечно, помнишь, как они изображаются,-# и b

— Это я помню.


Каждый лад гитары соответствует полу­тону, поэтому, если сыграть любой звук, на­пример, фа, а затем прижать пальцем сле­дующий лад, то тем самым мы повысим его на полтона. Перед нотой ставится диез.

- Бемоль — знак, понижающий звук на пол­тона.

описание: c:usersсергейdesktopmediaimage15.png

— А если нужно отменить действие диеза или бемоля?


Перед нотой ставят знак —бекар.

Учись аккомпанировать на гитаре - Часть 7

— Кстати, в прошлом у нас на Украине бандуристы приходили в Киев и настраивали свои инструменты под звон колоколов Печерской лавры, издававших звуки до-мажорной гаммы. Но вернемся к нашей теме. Каждая октава, в свою очередь, разделена на 12 рав­ных частей, называемых полутонами. На роя­ле это расстояние между двумя ближайши­ми клавишами, а на гитаре.,

— Между двумя ладами,

— Верно, А теперь расскажи-ка, что ты помнишь о правилах нотной записи.


Ноты записываются на пяти линейках, которые называются нотоносцем или нотным станом. Они могут стоять как на самих ли­нейках, так и между ними, а кроме того, над нотоносцем и под ним;


Если надо, то к основным пяти линейкам добавляют маленькие линеечки сверху или снизу нотного стана:

Даже помню стишок, которому меня в дет­стве учили, чтобы запомнить ноты быстрее:

На линейках ждут тебя До, ми, соль, си, ре, фа, ля.

— А как узнать, какая нота написана на нотоносце?

— Для этого, по-моему, существуют ключи: скрипичный, басовый и другие.

— Правильно. Например, скрипичный ключ означает, что на 2-й линейке, которую он охва­тывает, пишется нота соль, а в басовом клю­че на 4-й линейке находится нота фа:

Кстати, ноты для гитары пишутся в скрипич­ном ключе, но звучат на октаву ниже по сравнению с теми же звуками, взятыми на рояле.

Учись аккомпанировать на гитаре - Часть 6

— А нельзя ли вместо частоты колебаний изобразить по оси ординат клавиши пианино или гриф гитары, а по шкале времени — ко­личество ударов метронома?

— Представь себе, ты предлагаешь нечто, напоминающее одну из древних записей му­зыки, доведших до наших дней,— так назы­ваемую табулатуру. Для гитары в этом слу­чае нужно изобразить 6 струн —6 параллель­ных линеек, указать цифрами лады, на кото­рые надо ставить пальцы левой руки, а вре­мя звучания обозначить так же, как и в сов­ременной Нотной записи. Об этом мы еще по­говорим позже.

Выходит, для каждого инструмента должна быть своя табулатура.

— Конечно! А каково композиторам и ди­рижерам с такой записью, представляешь?

— Да, не позавидуешь!


Как же записывают музыку в наше вре­мя? Напомню тебе, что весь диапазон музы­кальных звуков разделен на октавы. Октава получается путем удвоения частоты колеба­ний звука и создает впечатление одинакового звучания.

ДИАПАЗОН ГИТАРЫ И ЕГО СООТНОШЕНИЕ С ДИАПАЗОНОМ ФОРТЕПИАНО


Это я знаю.

— За эталон частоты колебания принят звук ля первой октавы — 440 ггрц, а ля на октаву выше — 880 герц.


Я вспомнил легенду, рассказанную моим первым учителем музыки, будто бы до нашей эры около древнегреческого города Фивы каждое утро на рассвете звук ля издавала огромная статуя, известная под именем ко­лосса Мемнона, и фнвскне музыканты прихо­дили к ней настраивать свои инструменты. Эта же статуя насмерть перепугала воинов Александра Македонского, разбивших возле нее лагерь, и обратила их в бегство своим го­лосом. Но в начале нашей эры после земле­трясения колосс перестал звучать, так что проверить легенду, увы... не удалось.

Учись аккомпанировать на гитаре - Часть 5

— По-моему, это просто. Мы учили по фи­зике, что каждый звук имеет свою частоту, которую измеряют в герцах: 1 герц — это 1 колебание в секунду.

— Не совсем так. Ведь, шум —тоже звук, но он не имеет определенной частоты. То, что ты сказал, относится к музыкальным звукам. Скажем, писк комара — это музыкальный звук?

— Если этот комар занимался вокалом, то — да.

— А если нет?

— Думаю, все равно музыкальный, ведь он имеет определенную частоту.

— Да. А помнишь ли ты диапазон частот, который различает человеческий слух?

— Конечно, как в хорошей радиоаппарату­ре: от 16 герц до 20 ООО.

— Правильно. Кстати, звук частотой 16 герц можно извлечь на органе, а, нажав крайнюю левую клавишу рояля,— услышать звук частотой 27 герц. Самый низкий звук, воспроизводимый человеческим голосом, име­ет частоту 44 герца. Он был доступен лишь немногим певцам за всю обозримую историю музыки. Самый высокий для человеческого голоса звук—2300 герц. Его брала полным голосом французская певица Мадо Робен. Звуки выше 2500—3000 герц в качестве само­стоятельных музыкальных тонов не, исполь­зуются. Диапазон гитары — примерно от 82 до 988 герц.

— Значит, основное в записи—указать точную частоту колебания звуков?

— Если я тебя правильно понял, ты пред­лагаешь записывать музыку, фиксируя часто ты отдельных звуков во времени?

— А почему бы и нет? Ведь можно по строить график: по одной оси отложить частоты, а по другой — время.

— Давай прикинем, что, же из этого получится.

ЧИЖИК-ПЫЖИК

— Я уже вижу, что ничего не выйдет.

Да, пожалуй, слишком большая разни­ца в частотах различных звуков, да и во вре­мени запись неудобная. В общем, воспроиз­вести такую запись посильно лишь, машине.

Учись аккомпанировать на гитаре - Часть 4

Такие же незаурядные способности прояв­ляются у детей и в других областях, напри­мер, в математике. Да, наш учитель рассказывал, что один­надцатилетний югославский школьник Борислав Гаджански за одну минуту извлекает в уме корень тридцать второй степени из два- дцатиоднозначного числа.

— Однако, это ведь не означает, что мате­матикой нужно заниматься только тем, кто обладает такими феноменальными способнос­тями?

- Конечно, нет.

Вот так... И все-таки, что же делать тому, кто не обладает абсолютным слухом и, скажем, плохо поет? Мне кажется, главное — это желание музицировать. Музыке можно обучить и малоспособного человека, так же, как научить его рисовать, танцевать или со­чинять стихи. В среде художников, к приме­ру, распространена шутка, что научить рисо­вать можно и лошадь. Рембрандтом она, ко­нечно, не станет, но копю сена нарисует. А в каждой шутке есть доля правды, не так ли? В общем—дерзай! Успех зависит от тебя. Мне припомнились слова известного польско­го музыканта Юзефа Эльснера, который ска­зал десятилетнему Шопену: «Запомни, пан Фридерик: каждый должен искать свою лют - ню и свой лад».

— Убедили! С чего же нужно начать?

— Пока у тебя нет гитары, давай погово­рим о музыке и способе ее записи. Ты немно­го знаком с музыкальной грамотой?

— Кое-что еще помню.

Тем лучше. Как ты думаешь, чем музы­ка отличается от других видов искусств, ска­жем, от живописи?

— Это просто: здесь — звуки, а там — краски.

— А еще?

— Музыка как бы течет во времени.

— Верно. Музыка имеет звуковую и вре­менную природу. А это означает, что в запи­си даже простой мелодии надо зафиксировать на бумаге порядок следования и точную вы­соту звуков, а также отразить их звучание во времени.

Учись аккомпанировать на гитаре - Часть 3

— То, что ты сказал, звучит для меня вполне убедительно. Итак,—«шестиструнна»! А ка­кую купить та акустическую или электрогита­ру? Дорогую или подешевле? И какие стру­ны — нейлоновые или металлические?

Да, это важные вопросы. Часто, сомне­ваясь в постоянстве увлечения своих «отпрыс­ков», родители покупают им самые дешевые гитары. И каков же результат? Из-за плохого качества инструмента, жесткости, неточного строя и других недостатков, после появления на пальцах водянок пыл увлечения проходит, на гитару надевают бант и вешают на стен­ку, а сыну читают мораль о лени и роли тру­да в становлении человека.

— Так что же делать? Покупать гитару за 1000 рублей?

— Зачем такие крайности? Просто надо приобрести хорошую фабричную акустиче­скую гитару. Хорошо бы — с нейлоновыми струнами, чтобы не болели пальцы, особенно в первое время. Такие инструменты выпуска­ют многие наши фабрики: имени Луначарско­го в Ленинграде, Черниговская, Шиховская в Москве, Тбилисская и зарубежные фирмы: «Музима» и «Резоната» в ГДР, чехословац­кая «Кремона», «Орфей» в Болгарии.

— Спасибо! Информация весьма ценная.

— Не за что. Итак, я жду Сергея, пусть приходит пока без гитары.

Знакомство с сыном

— Здравствуйте! Я — Сергей.

— Вижу. Ты точная копия своего отца. Ме­ня зовут .Владимир Александрович. Я слышал, ты решил снова заняться музыкой.

— А стоит ли? Ведь мне уже пятнадцать, а я еще ничего не умею. Говорят, слух не абсо­лютный а особых музыкальных способностей, вроде, нет.

— Ты затронул интересный вопрос. Дей­ствительно, многие выдающиеся музыканты проявили свою одаренность еще в раннем дет­стве. Моцарт, как известно, к шести годам уже сочинил около 100 пьес. Скрябин в пять лет легко воспроизводил на фортепиано услы­шанную музыку, импровизировал, в восемь он пытался сочинить оперу, а в одиннадцать вы­ступал в концертах как пианист.

Учись аккомпанировать на гитаре - Часть 2

Разговор с отцоМ

Летом прошлого года ко. мне зашел мой давний приятель Юрий Михайлович и вопро­сил позаниматься на гитаре с его сыном Се­режей Я знал, что Сергей перешел в 9-й класс математической школы, занимается дзю-до и времени на освоение гитары у него маловато.

— А чему он хочет научиться?—спросил я у отца.

— Видишь ли, он уже учился в музыкаль­ной школе на гитаре, но через несколько ме­сяцев бросил.

— Почему? Не хватало времени для за­нятий?

— Дело не в этом. Там его учили класси­ческому стилю, игры. Он даже выучил не­сколько пьес Каркасси, Сора и Иванова-Крам­ского. Но его интересует другое. Он хочет научиться аккомпанировать, играть по слуху и исполнять партию ритм-гитары в школьном ансамбле.

— Да, этому у нас учат только на эстрад­ных отделениях в некоторых музыкальных школах н училищах, но туда большие кон­курсы.

— Поэтому я и прошу тебя позаниматься с моим сыном.

— Ну что ж, пусть приходит. Гитара у него есть?

— Нет, он подарил ее своему приятелю, когда бросил школу. Кстати, подскажи, ка­кую покупать гитару — шести - или семиструн­ную? Я никак не могу разобраться, какая из них лучше,

— На этот вопрос трудно ответить одно­значно. Вспомни, даже среди наших общих друзей-музыкантов были прекрасные гитаристы-«семиструнники». И вообще, если музы­кант виртуозно владеет инструментом, нико­му и в голову не придет считать струны или колки.

— Так что же ты советуешь?

— Учитывая вкусы твоего сына, ему нуж­на все же шестиструнная гитара и вот поче­му. Ты, конечно, знаешь, что «семиструнка» была распространена только в России. Но сейчас большинство наших и все зарубежные концертирующие гитаристы — «шестиструнники». Не говорю уже об эстрадных сборни­ках и школах для электрогитар — все они рассчитаны на шестиструнную гитару. А если позднее Сережа заинтересуется классикой, в чем я, кстати, не сомневаюсь, то нотная ли­тература для шестиструнной гитары тоже во много раз обширнее и полнее, чем для семи­струнной.

Учись аккомпанировать на гитаре - Часть 1

В. Манилов

Учись аккомпанировать на гитаре

От автора

Дорогие ребята — любители гитары! В этой книге мне хотелось как можно даль­ше отойти от «сухого» пособия по теории му­зыки и аккомпанементу на гитаре. Поэтому она написана в форме диалога педагога с уче­ником, что должно приблизить читателя к ус­ловиям живого общения с учителем на уроке. Но Трудно, ведя беседу с любознательным юношей, давать стройную систему ежеднев­ных занятий. Вот почему обязательным усло­вием изучения книги является подробное кон­спектирование учебного материала и последо­вательные занятия по этим записям.

Цели мои достаточно скромны — научить вас подбирать по слуху аккомпанемент, раз­бирать партии по песенникам и играть на ритм-гитаре в эстрадном ансамбле.

В книге вы найдете необходимые сведения об аккордах, их последовательностях и спосо­бах усложнения партии ритм-гитары, о стан­дартной аппликатуре и ритмических схемах различных эстрадных жанров и стилей, о му­зыкальной форме песен и т. д. Основные тео­ретические положения иллюстрируются мно­гочисленными нотными примерами. В конце книги помещено нотное приложение, в кото­ром собраны наиболее популярные мелодии разных лет.

После некоторых бесед предла­гается развлекательный материал в виде и тестов, к которым нужно отнестись серьезно,— это своеобразная проверка того, как вы усвоили ту или иную тему.

Многие любители гитары в своих письмах просили меня при переиздании книги помес­тить слова к песням нотного приложения, что я с удовольствием и делаю. Значительно об­новлено и расширено само содержание приложения, в частности, в него вошли многие песни из репертуара ансамбля «Битлз» с английскими текстами, а также мелодии, испол­няемые нашими отечественными рок-ансамблями.. В приложение введен дополнительный раздел к беседе «От блюза к бит-музыке».Надеюсь, что пособие будет полезно не толь­ко начинающим, но и уже играющим гита­ристам.

История гитары Хосе Рамиреса - Часть 1

Эта маленькая книга - есть не более чем сборник всех моих статей за последние несколько лет, большую часть из которых я написал в ответ на различные запросы - такие, как от отраслевых журналов в различных странах, от авторов книг о гитаре, и даже чтобы дополнить, или исправить университетские курсы. Хотя письмо - это спорт, предназначенный не для меня. Постепенно я пришел к тому, что начал обдумывать мысль о том, что именно я являюсь лучшим автором, имея в виду ужасающее

История гитары Хосе Рамиреса - Часть 2

Подтверждая свое существование, я пишу эти слова сегодня, 14 Ноября 1990 года, в возрасте шестидесяти восьми лет.

Есть еще те, кто утверждает, что мои гитары сделаны машинами - как будто возможно сделать высококачественную работу иначе, чем руками. Дерево - это разнородный, нестабильный и непослушный материал, и, как бы ни была совершенна машина, она не может учесть бесконечное число возможностей и неизвестных, возникающих